Для банкротства важнее характер требования, а не статус кредитора.

Именно к такому выводу пришел Верховный Суд РФ в рассмотренном споре (определение ВС РФ от 12.10.2016 № 306-ЭС16-3611). Согласно общему правилу, право обратиться с заявлением о признании должника банкротом возникает у кредитора только после вступления в силу решения суда о взыскании долга.

В 2014 году в Закон о банкротстве были внесены изменения, позволяющие кредитным организациям признавать должника банкротом в ускоренном порядке, без предварительного решения суда (абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве).

Длительное время суды толковали изменения закона буквально и исходили из того, что для возбуждения дела о банкротстве в ускоренном порядке основополагающим является именно статус кредитора – им должна быть кредитная организация. Верховный Суд решил иначе.

В рассмотренном Верховным Судом РФ споре торговая компания на основании договора цессии приобрела у банка права требования к должнику, возникшие из кредитного договора. Просуживать долг компания не стала и сразу обратилась в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника. Три судебные инстанции отказались рассматривать заявление компании, сославшись на то, что она не обладает статусом кредитной организации и не вправе обращаться с заявлением о банкротстве в ускоренном порядке.

Верховный Суд РФ отменил все судебные акты и отправил заявление компании в суд первой инстанции для рассмотрения  по существу.  

В своем определении Верховный Суд указал, что толкование абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве, как обусловливающего возможность обращения с заявлением о признании должника банкротом (без представления судебного акта) только в связи с наличием у заявителя статуса кредитной организации, являлось бы нарушением принципа равенства, поскольку предоставляло бы кредитным организациям ничем не обусловленные преференции при инициировании процедуры банкротства.

В качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве подобным способом, должен рассматриваться не сам статус кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, а реализуемая ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России. Отличительная особенность предъявляемых кредитными организациями требований состоит в том, что эти требования, как правило, подтверждаются стандартными средствами доказывания, в связи с чем процесс доказывания их наличия и размера носит упрощенный характер.

По этим причинам Верховный Суд приходит к выводу, что  сам по себе статус заявителя по делу о банкротстве, чьи требования вытекают из подобного рода деятельности, не имеет решающего значения при возникновении вопроса о допустимости применения абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве. В таких случаях судам необходимо проверять, являются ли требования заявителя следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или связанными с ними требованиями (например, из обеспечительных сделок), и при установлении таковых – разрешать по существу вопрос об их обоснованности и введении процедуры несостоятельности.

17 октября 2016

Услуги