Юридическая практика с 1994 года Опыт для серьезных дел
г. Владивосток, ул. Тигровая, д. 7 оф. 505

Конечный бенефициар компании может ответить за непередачу документации конкурсному управляющему

1 февраля 2023
91

К такому выводу пришел  Верховный Суд РФ в определении от 23.01.2023 по делу № А40-303933/2018 о банкротстве ООО «Абсолют».  К субсидиарной ответственности по долгам обанкротившейся компании привлекли номинального руководителя с применением презумпции «непередачи документов организации конкурсному управляющему».

Впоследствии был инициирован спор о привлечении к ответственности и бенефициара этой компании с применением такой же презумпции.

Смысл этой презумпции заключается в том, что предполагается (пока не доказано иное), что сокрытие/уничтожение документации компании, признанной банкротом, обусловлено незаконными действиями ее руководства, которые привели организацию к банкротству, и теперь пытаются это скрыть, не передавая документы конкурсному управляющему. По этой причине закон исходит из того, что непередача документации указывает на наличие причинно-следственной связи между действиями руководителя и невозможностью погашения долгов перед кредиторами.

Верховному суду предстояло ответить на вопрос, применима ли презумпция «непередачи документов» к конечному бенефициару компании, не занимающему в ней руководящих должностей.

Как правило в подобных делах к субсидиарной ответственности привлекали именно руководителя организации как фактического, так и номинального. Участники же банкрота избегали ответственности, поскольку не осуществляли управление текущей деятельностью. Разрешая указанную правовую проблему, Верховный суд также отметил, что бенефициар, как правило, не управляет текущей деятельностью подконтрольной компании, тем более если речь идёт о корпоративной группе (как в данном деле).

В чем же тогда ответственность бенефициара, если делами конторы заведовал топ-менеджмент, и следовательно, он знает, куда пропали документы?

А в том, что именно бенефициар в силу принадлежащего ему контроля должен располагать сведениями о лицах, которые не только номинально, но и фактически осуществляют функции руководителя.

При возникновении соответствующего спора на бенефициара может быть возложена обязанность раскрыть информацию о таких лицах. При неисполнении соответствующей обязанности последствия допущенного фактическим руководителем нарушения могут быть вменены этому бенефициару, поскольку именно он создает модель управления, при которой теневой директор совершает противоправные действия и его выявление становится невозможным.

Получается такая «цепочка осведомленности»: бенефициар знает, кто реальный руководитель; реальный руководитель знает, где документы компании; в документах содержится информация о действительных причинах банкротства.

Примечательно, что в данном деле не помогли и заявления номинального директора о том, что именно он фактически осуществлял руководство деятельностью компании, поскольку принятие номинальным директором вины на себя является одним из ключевых условий заранее достигнутых договоренностей с фактическим руководителем.

Определение ВС РФ № 305-ЭС21-18249 (2,3) от 23.01.2023 по делу № А40-303933/2018

Поделиться:
Не ждите пока проблема станет безнадежной!
Свяжитесь с нами